Баннер
СРОЧНО!

Домой Добавить в закладки Twitter RSS Карта сайта

Комсомольская работа проверяла человеческие качества Печать
21.03.2019 00:00

Бедняков Вадим Александрович – известный ученый, доктор физико-математических наук, директор Лаборатории ядерных проблем ОИЯИ им. В.П.Джелепова. В 80-е годы член бюро и заместитель секретаря комсомольской организации ЛЯП, член Совета молодых ученых и специалистов ОИЯИ.

В школе я вступил в комсомол, когда пришла пора это сделать по возрасту (14 лет), в 7-м классе. Учился я хорошо, был вполне законопослушным учеником, никого особо не обижал, а если и были «уникальные» случаи, то рассматривались они как чрезвычайные, с разборкой, вызовом к директору родителей и тому подобными воспитательными мерами. С кем такого не было?

Поэтому невступление в комсомол в то время (1973 г.) выглядело бы крайне серьезным и решительным шагом – демаршем, а у меня к нему не было никаких оснований. Встречались тогда такие «смельчаки», но мне это было непонятно. Семья моя была благополучной, причин протестовать против кого-то у меня не было, мне все нравилось.

Да, наверное, нас воспитывали в том духе, что комсомол – это сила, это великие и славные традиции, что это надо, что это почетно, и все такое. Выглядело вполне убедительно. Воздействовало эффективно, по крайней мере на меня. Поэтому я вступил в комсомол вполне осознанно, вместе со всеми, было интересно, открывалась какая-то новая реальность (как сказали бы сегодня), да и зачем было портить себе будущее, в том смысле, что перспектива поступления в высшее учебное заведение была вполне реальной. Без комсомольского же билета, как утверждалось, это будет проблематично. Честно говоря, не проверял, да и не очень хотелось.

При переходе в другую (физико-математическую) школу, после окончания 8-го класса, мне мой комсомольский билет особо и не понадобился. Там, конечно, имелась своя комсомольская организация, но в нашем классе уже были отдельные «некомсомольцы». И они совсем от этого не страдали. Мы поступили в эту школу для более углубленного изучения физики и математики с дальнейшим прицелом на гарантированное поступление в вузы. Комсомольская работа в этой связи как-то сама собой отошла на второй план. Или я уже совсем плохо помню ее проявления, что тоже говорит о ее второстепенности. Совершенно по-новому велись уроки физики и математики, это было очень интересно и крайне необычно (особенно в 9-м классе), так что на комсомольские дела времени не хватало, и этих дел было немного.

В Московском университете я вообще не помню, чтобы участвовал в комсомольских делах. На комсомольских собраниях, конечно, присутствовал, но мирно и скромно. Не помню ни одного персонального комсомольского поручения. Наверно, они все же были, но прошли как бы мимо и бесследно. Значит, не впечатляли. Принимал, конечно, участие в субботниках и воскресниках по уборке территории московских парков и сбору урожая с колхозных полей, но опять же без фанатизма, как все. Правда, ни разу не ходил на первомайские и другие демонстрации.

В стройотряд поехал после первого курса в обязательном порядке и … с удовольствием. В Холмогоры. Там мы реставрировали архиерейские палаты, кажется. Активная (комсомольская) часть стройотряда в свободное время несколько раз давала концерты и выступала с лекциями по окрестности. Я в этом не участвовал, оставался в лагере, поскольку все время работал на бетономешалке, таскал для нее цемент и песок, уставал, предпочитая отсыпаться и отъедаться в выходные.

За все время учебы на физфаке (1975-1981 гг.) в знаменитом комитете комсомола Университета, что расположен в Главном здании, я был всего один раз, и уже не вспомнить, по какой такой причине. Скорее всего, нам там меняли комсомольские билеты.

В 1979 году, студентом 3-го курса кафедры теоретической ядерной физики физфака МГУ, которая базировалась в филиале НИИЯФ МГУ в Дубне, впервые приехал из родной для меня Москвы в Дубну. Почему я попал именно на эту кафедру – отдельная история, в первую очередь связанная с именем профессора этой кафедры - Всеволода Вячеславовича Балашова, который вместе с Владимиром Константиновичем Коротких хотел иметь студента (может быть, будущего сотрудника), способного пользоваться уникальными для того времени вычислительными ресурсами ЛВТА. Мне так и сказали: «Поезжай в Дубну, будешь там считать на ЭВМ».

Жизнь, однако, поступила по-своему: профессор В.В.Балашов уехал на целый год в Германию (1979 -1980 гг.), «мною и моим дипломом стало некому заниматься». В итоге мне предложили готовить его под руководством Петра Степановича Исаева, который как раз в это время организовал теоретический сектор в ЛЯП ОИЯИ. Под руководством П.С.Исаева (а точнее, Сережи Коваленко и Юры Иванова) я написал вроде неплохой диплом, и в 1981 году меня приняли стажером-исследователем в этот сектор. Формально задачей сектора была теоретическая поддержка экспериментов по физике нейтрино в Протвино, проводимых отделом под руководством зам. директора ЛЯП С.А. Бунятова.

Так началась моя жизнь в нашем Институте. При этом ничего не предвещало возрождение ее комсомольской составляющей. Это произошло как-то естественно и ненавязчиво. Может, по той причине, что я был женатым москвичом с маленьким ребенком, снимал комнату в институтской части, и мне, чтобы остаться работать в ОИЯИ, необходимо было как-то решать пресловутый жилищный вопрос.

Потенциально возможное решение его в те годы лежало через участие в конкурсах молодых ученых, которые проводил Совет молодых ученых и специалистов ОИЯИ совместно с комсомольской организацией ОИЯИ, а также дубненской организацией ВЛКСМ. В одном из таких конкурсов «разыгрывалось» жилье для молодых семей. Сегодня, понятно, это немыслимо.

В современном моем представлении, несмотря на, казалось бы, внешнее различие, СМУиС и комсомол ОИЯИ были двумя разными сторонами одной «медали», они работали вместе, фактически как одно целое, и охват народа был значительно больше (по сравнению с сегодняшним

ОМУСом). Хотя, может, это иллюзия, поскольку в те годы молодежи было просто больше в Институте.

Поскольку молодежное движение ОИЯИ тогда было под эгидой комсомола, то в упомянутых конкурсах, помимо серьезных успехов в научной деятельности, претенденты должны были заметно проявлять себя и в общественно-полезной работе, которая фактически и была комсомольской.

Помню, что лично мне не составило труда включиться в работу редколлегии ЛЯПовской стенгазеты «ЛУЧ», которую, если мне не изменяет память, мы, комсомольцы (Володя Люков, Юра Горнушкин и другие), возродили в середине 80-х прошлого века (под руководством молодого тогда члена партии Г.А. Шелкова). Все были молодые, и работать было весело и интересно. Согласно одной из найденных мной в личном архиве характеристик, в течение 1983 года мне даже пришлось исполнять обязанности редактора нашей стенгазеты.

В этом же архиве я «обнаружил», что работал в Бюро ВЛКСМ ЛЯП, был некоторое время заместителем секретаря по идеологической работе, членом СМУиС ОИЯИ, в котором отвечал за физико-математическую школу при ОИЯИ, был заведующим учебной работой (завучем) ФМШ. На эту работу я попал по мудрому совету старшего товарища Сергея Коваленко, от которого я ее и унаследовал. Наша ФМШ занималась со школьниками старших классов Дубны еженедельно. На ее базе проводились (в здании филиала НИИЯФ МГУ) конференции школьников по физико-математическим наукам, на которые приезжали также участники из других городов страны. В качестве заместителя председателя оргкомитета мне пришлось организовывать пять (с 7-й по 11-ю) таких конференций школьников.

В старых «архивных» характеристиках нашлось упоминание о том, что за активную работу по коммунистическому воспитанию молодежи я награжден грамотами комитета ВЛКСМ в ОИЯИ и ГК ВЛКСМ. Более того, был принят в кандидаты в члены КПСС и за время кандидатского стажа являлся помощником пропагандиста молодежного методологического семинара ЛЯП (о нем чуть ниже).

В результате такого сорта «целенаправленной» деятельности мне удалось достаточно успешно участвовать в конкурсах молодых ученых. По итогам 1983 года я занял 1 место в конкурсе на звание «Лучший молодой ученый ОИЯИ» и 2-е место в аналогичном городском конкурсе. По итогам 1984 года стал лучшим молодым ученым в обоих конкурсах (институтском и городском). В январе 1984 года мне было присвоено звание «Ударник коммунистического труда», правда, это звание присваивалось почти всем, кто добросовестно работал на своем рабочем месте.

Очень приятные воспоминания у меня остались от работы в коллективе молодых и «не очень молодых» ученых по подготовке и проведению в 1984 г. празднования Дня советской науки в ОИЯИ. Был разработан специальный сценарий, начинавшийся с игрового фильма про молодого ученого Института. Фильм плавно переходил в оригинальное театрализованное представление на сцене ДК «Мир», где вдохновенно играли мои коллеги – молодые ученые ОИЯИ. Это было, как мне кажется, уникальное событие, которое в таком виде больше не повторялось.

Стоит отметить, что общественная работа, в которой мне пришлось (или посчастливилось) участвовать, позволила мне узнать много новых людей разного уровня и разного возраста. Это, как оказалось, было очень полезным как с точки зрения общения, приобретения опыта, так и просто в человеческом плане.

В итоге, после защиты кандидатской диссертации в 1985 году, высокая научно-комсомольская комиссия посчитала, что мои «заслуги» на ниве общественной работы достаточны для того, чтобы моя семья могла продолжить жить и работать в Дубне посредством однокомнатной квартиры в новом доме на улице Калининградской. Вообще говоря, это была достаточно высокая «оценка-признание», которая стимулировала работать еще лучше.

Оглядываясь сегодня на комсомол нашего времени (80-е годы 20-го века), можно, конечно, вспомнить повести Ю.Полякова, какие-то закрытые комсомольские тусовки (про которые я узнал только из такой литературы), первые поколения молодых бизнесменов из комсомольской среды, ставших поначалу успешными за счет партийно-комсомольско-номенклатурых связей, и все такое не очень вроде как привлекательное. А можно отметить и другое, вполне положительное. Это время нашей молодости, когда все нам казалось стабильным, хорошо организованным, с вполне ясной перспективой увлекательной, престижной и достаточно высоко оплачиваемой работы в ОИЯИ. При этом мы, молодые, очень хорошо понимали, что для этого надо упорно и успешно работать (для начала в интересах своего научного руководителя).

Комсомольская работа в этой ситуации, казалось бы, была ненужной, сильно отвлекающей от дела, обузой. Но это только на первый взгляд. На ней проверялись человеческие качества будущих руководителей и/или просто обычных сотрудников. Насколько может тот или иной амбициозный молодой ученый находить контакты с коллегами, понимать их проблемы, разрешать конфликты между ними, организовывать народ на решение каких-то конкретных, порой весьма далеких от науки задач (к примеру, сбор картошки или свеклы). Комсомол был школой кадров, площадкой для их проверки, тренировки, возмужания, селекции и установки отношений чисто человеческого характера.

Я не уверен, что наши тогдашние партийные руководители, курировавшие деятельность ВЛКСМ в ОИЯИ, достаточно четко понимали эти задачи, но система в целом работала. Особенно эффективно она это делала, когда нами занимались действительно мудрые люди, не обращавшие внимание на бюрократическую компоненту, старавшиеся действительно помочь нам, молодым, найти свое место в жизни и науке. Среди таковых особенно хочется отметить Льва Иосифовича Лапидуса. Посещение руководимого им молодежного научно-методического семинара, который проходил, как правило, неформально, хотя и считался обязательным для «нормальных комсомольцев», лично для меня было очень важным и полезным. Только через много лет, когда уже не стало Л.И.Лапидуса, я понял, как много, и порой незаметно, он помогал нам, молодым сотрудникам ЛЯП, в том числе и в научном плане.

Итак, хоть это может выглядеть сегодня парадоксально, но сама возможность мне и моей семье жить и работать в Дубне фактически обеспечена комсомолом ОИЯИ середины 80-х, хотя я и не был активным комсомольцем …

Вадим Бедняков, в 80-е годы член бюро и заместитель секретаря комсомольской организации ЛЯП, член Совета молодых ученых и специалистов ОИЯИ

 
 
< Марта 2019 >
П В С Ч П С В
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Простая математика
Данные с ЦБР временно не доступны. Приносим свои извинения за неудобство.
Встреча, Газета , Ооо